Как мы с сыном сэксом занимались

Бороться до конца

«На последнем суде я уже не сдерживала слёз. Я действительно боюсь за маму, хоть она держится лучше, чем я. Меня не пугают дальнейшие суды, но страшит мамино наказание ни за что», — говорит Ксения.

Несмотря на суровые приговоры и безуспешную апелляцию, ни Ксения Стребличенко, ни другие дети осуждённых не планируют опускать руки. Впереди их ещё ждут Кассационный и Верховный суды.

По мнению адвокатов Красновой, Юшковой и Мартыновой, приговор суда составлен неграмотно и в нём не описаны все вменяемые их подзащитным эпизоды. Каждый из юристов заявил RT, что в отношении их подзащитных нет весомой доказательной базы, а ряд показаний свидетелей получены с нарушениями. Адвокаты считают, что нельзя строить обвинение исключительно на словах Гусаровой и Двораковского.

RT продолжит следить за развитием ситуации.

31 том материалов дела

В общей сложности следствие продлилось больше двух лет. Материалов набралось на 31 том. Дело рассматривалось в закрытом режиме в Архангельском гарнизонном военном суде под председательством судьи Веселовского. Закрытом — из-за того, что в процессе фигурируют несовершеннолетние, военном — потому что одна из подозреваемых, Юлия Краснова, была военнослужащей на момент совершения вменяемых преступлений.

Ксения Стребличенко, семья Мартыновых и Юшковых утверждают, что во время следствия и суда на них оказывалось давление. По мнению обвиняемых и их родственников, были использованы подложные показания. В частности, в отношении Юлии Красновой и Ольги Мартыновой обвинение строится исключительно на показаниях Гусаровой и Двораковского, утверждают родственники осуждённых родителей. Они также говорят, что в отношении Валентины Варакиной и Полины Юшковой у следствия есть всего пара видео, на которых якобы слышен их голос за кадром, но по ним не было экспертизы.

24 сентября суд приговорил Вадима Двораковского к десяти годам лишения свободы колонии строгого режима. Ольгу Гусарову — к девяти, Наталью Нивину к пяти с половиной, Ольгу Мартынову — к 12 годам и 9 месяцам, Валентину Варакину — к 13 годам и 1 месяцу, Юлию Краснову — к 13 годам и 3 месяцам и Марину Юшкову — к 13 годам и 9 месяцам колонии общего режима. Апелляция 6 октября оставила приговоры в силе, незначительно снизив сроки обвиняемым, например Красновой — на три месяца.

«Райские птицы»

Со временем в студию Двораковского стали приходить другие модели. Поиском новых детей занималась сама Ольга Гусарова через своих старых знакомых, которым так же рассказывала версию про «съёмки для рекламы одежды».

Теперь Ксения снималась не только одна, но и с другими детьми. По её словам, никто из них не рассказывал родителям о том, что творится в студии. Как и у Кейси, у них были свои псевдонимы. Согласно материалам уголовного дела, Двораковский размещал приличные фотографии детей на своём сайте Paradise Birds («Райские птицы»), а клиенты писали ему, какие именно съёмки и с кем они хотят.

Платежи за заказы проходили через Western Union, их обналичивали знакомые Гусаровой. За один фотосет или видео покупатели платили $300—400, непосредственно детям Двораковский отдавал не более полутора тысяч рублей. На случай внезапного визита родителей у Вадима наготове была флешка с фотографиями одетых детей.

Всего за шесть с половиной лет Двораковский и Гусарова заработали на съёмках 2,9 млн рублей. В 2015 году Вадим, опасаясь, что может попасться, забросил студию и переключился на съёмки рыбок и аквариумистику.

Новые жертвы

Осенью 2016 года полицейские неожиданно задержали Вадима Двораковского и Ольгу Гусарову. По данным источников RT, правоохранители обнаружили один из сайтов с фотографиями детей и таким образом вышли на порностудию. Двораковский дотошно вёл архив своих работ, расфасовывал их по папкам с именами моделей, сохранял время и дату съёмки. Поэтому следствие легко вышло на остальных фигурантов, к тому же Вадим и Ольга сами стали указывать контакты родителей, чьих детей они снимали.

38-летний Александр Мартынов с ужасом вспоминает, как ранним утром к ним с женой Ольгой в квартиру нагрянула полиция.

«Приезжают, я в трусах, меня мордой в пол, что называется, — вспоминает Александр. — Ничего не понимали. Жену забрали, чуть ли не в ночной рубашке. Дома всё перевернули вверх дном».

35-летняя Ольга Мартынова и её мать, 64-летняя Валентина Варакина, получили то же обвинение, что и Юлия Краснова. Мужчина утверждает, что ни его супруга, ни тёща не знали о происходящем.

«Кто мог такое подумать? Гусарова знакомой семьи была, с бабушкой нашей работала, ей доверяли. Девочки ничего не говорили, а самим о таком не догадаться», — рассказывает Александр.

У Мартыновых две дочки, 12 и 14 лет. По словам их отца, в студию девочек водила бабушка. Что там происходило, дети взрослым не рассказывали, продолжает Александр. Иногда у старшей дочери появлялось немного денег: мама и папа думали, что это гонорары от съёмок одежды. Снимки, которые выдавал родителям Двораковский, им нравились, они даже вешали их в рамочку или размещали в соцсетях.

Когда вскрылась вся правда о «профиле» студии, детей Мартыновых забрали из семьи, а в отношении Александра и Ольги завели дело по статье о неисполнении родительских обязанностей. Сейчас опеку над детьми оформила мать Александра. Сам мужчина, как и Ксения Стребличенко, пытается добиться освобождения родственниц.

Кейси

Сейчас Ксении 22 года. Девушка работает визажистом и в одиночку воспитывает двухлетнего сына Марка. Однако больше времени она проводит не дома с ребёнком, а в судах. Девушка настаивает, что мама не знала о её съёмках в порно: «Она не виновата».

Как рассказала Ксения, в 2009 году к её бабушке, Татьяне Болотовой, обратилась бывшая сослуживица из ФСИН Ольга Гусарова. Ольга тогда открыла на дому детскую фотостудию и спросила у Татьяны, не хочет ли та привести на съёмки для рекламы одежды свою 11-летнюю внучку. На первую фотосессию девочка пришла со своей мамой, Юлией Красновой. Там они познакомились с сожителем Ольги и фотографом студии, 40-летним Вадимом Двораковским.

Родители Ксюши в это время и сами занимались карьерой: отчим работал в МЧС, а мать перешла в ФСБ.

Через несколько «рекламных» фотосессий Вадим предложил девочке сниматься обнажённой.

«Он говорил, что я очень раскрепощённая и фотогеничная, идеальная модель, — рассказывает она RT. — Что фото и видео нужны для продажи иностранным клиентам — даже псевдоним из-за этого специальный придумал, Кейси, и пообещал делиться половиной выручки. Единственным условием было, чтобы я не говорила о происходящем маме. Я и сама это понимала. Тем более что однажды она, узнав о моих визитах, запретила к ним ходить, но я продолжала это делать втайне от родителей».

  • Дом, где располагалась подпольная порностудия

Тем не менее Гусарова и Краснова продолжали общаться — в основном на тему эзотерики, которой обе интересовались. Однако, как утверждает Стребличенко, Ольга никогда не рассказывала Юлии о визитах Ксюши — и уж тем более о том, чем ей приходится заниматься в студии.